Ювенальная революция в России не свершилась


Теперь, когда в чьем-то доме бьется посуда и звенят пощечины, полиция не сможет развести руками, мол, вот убьет, тогда вызывайте. У нее появились весомые основания, чтобы приехать и разобраться. Дебошира можно забрать, отвезти в суд и там потребовать 15 суток ареста за побои.

До сих пор у правоохранителей не было подобных рычагов, чтобы оперативно вмешаться в семейную драму. Сейчас — будут. С другой стороны, родители отныне защищены от уголовного наказания за простой шлепок.

Ни одной маме больше не придется краснеть перед прокурором из-за такого. И ни один отец, пожуривший сына ремнем, не поедет в исправительный центр валить лес, отбывая принудительные работы. Вряд ли хорошо бить детей (хотя на этот счет есть разные мнения). Но жизнь затейлива: иногда и самая любящая рука способна ударить.
Бесспорно одно: отвешенный в сердцах подзатыльник не должен ломать жизнь ни отцу, ни матери. А судимость даже без тюрьмы — это сломанная жизнь благополучного человека.

Домашнее насилие в России

Но на 2020 год закона, который бы определял насилие в семье, как юридическую проблему, его нет. Зачем нужен такой закон? Если женщина или пожилой человек подвергается насилию и это не дошло до тяжких телесных повреждений или до убийства, то это все будет квалифицироваться как дела частного обвинения.

Что это означает? Это значит только одно: пострадавший должен самостоятельно пойти в полицию или к мировому судье и написать заявление о семейных побоях.

К тому же он должен доказать, что побои действительно были.

А для этого необходимо снять побои в травмпункте. Собрать бумаги, оформить их правильно – зачастую не под силу пострадавшим, а на адвоката у жертвы насилия нет денег. Именно поэтому такие дела редко доходят до суда. Такого понятия, как «домашнее насилие» в российском законодательстве нет. Есть истязания, побои, избиение, угроза убийством, однако домашнее насилие нигде не фигурирует.

Почему закон о декриминализации домашнего насилия не так плох, как о нём говорят

В прессе эти изменения называются «законом о декриминализации побоев в семье» и «законом о шлепках». Теперь закон должен утвердить Совет Федерации, а потом — подписать президент.

По сути, просто вносится изменение в текст 116 статьи УК РФ. Теперь он звучит так: Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершённые из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, наказываются обязательными работами на срок до трёхсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Закон о декриминализации побоев

Ранее за такое деяние, совершенное близким родственником, посторонним человеком из хулиганских побуждений или из-за политической, религиозной и иной вражды, следовала уголовная ответственность.

Внесенные поправки исключили из данной статьи близких родственников. Из-за этого изменения породили массу слухов о декриминализации побоев в семье — бить супруга или ребенка якобы можно. На практике это не так. Ответственность за насилие в семье подразумевает административное и уголовное наказание.

За первое рукоприкладство назначается взыскание в виде штрафа от 5 до 40 тыс.

рублей. В случае рецидива следует уголовная ответственность. Декриминализации побоев в семье не производилось. Бытовое рукоприкладство переведено на двухэтапную ответственность, допускающую административное наказание для первого случая. Правозащитники объясняют необходимость таких поправок достаточно просто.
Если посторонний человек сгоряча давал подзатыльник ребенку – он наказывался штрафом.

Госдума одобрила закон о декриминализации семейного насилия

Ее соавтор Ольга Баталина говорит, что есть некий дисбаланс в том, что побои «на улице» являются правонарушением, а внутри семьи – преступлением (см. «»). Во время рассмотрения проекта во втором чтении она добавила, что родители не должны признаваться более опасными для ребенка, чем посторонние люди «с улицы», как можно толковать действующую редакцию статьи (см. «»). Глава фракции КПРФ Владимир Жириновский отметил, что «вмешательство в дела семьи не должно происходить через суды», и объяснил, что он и его однопартийцы поддерживают проект, чтобы «сохранить семьи».

Единоросс Андрей Исаев отметил, что в УК сохраняется уголовная ответственность за любое насилие против личности, а также уточнил, что речи о том, чтобы

«вешать медаль на грудь родителю, который дал ребенку затрещину»

, не идет, поскольку административное наказание за насилие в семье тоже серьезное.

Руку опусти


Практически сразу у нового тогда еще законопроекта появились как ярые сторонники, так и ярые противники.

Он добавил, что недопустимо «за шлепок ребенку» наказывать родителей сроком до двух лет, разлучая семьи.

Это понятно и объяснимо — по статистике, почти половина всех тяжких преступлений совершается дома и попадает в разряд домашнего насилия. Новый закон перевел побои, которые наносят близким родственникам, из разряда уголовных преступлений в административные, правда, только в том случае, если такой проступок совершен впервые.

А вот на этом противники закона старались внимание не акцентировать.

Противники принятия поправок тут же выложили в качестве аргумента страшные цифры статистики: в России около 40 процентов всех тяжких насильственных преступлений совершается в семье.

Рекомендуем прочесть:  Уведомление на почту распечатать

В 93 процентах случаев жертвами домашнего насилия становятся женщины, лишь в 7 процентах — мужчины. Ежедневно 36 тысяч женщин терпят побои мужей.

Ежегодно более 14 тысяч женщин и 2 тысяч детей погибают от рук мужей или других близких.

Закон о семейном насилии: туманные формулировки и скрытые риски

Психологическое насилие предлагается трактовать как преднамеренное причинение сильных душевных страданий, внушение обоснованного чувства страха.

Экономическое насилие, согласно закону, являет собой умышленное введение жертвы в положение материальной зависимости, лишение человека средств к существованию с целью контроля над ним. Последняя форма, игнорирование, подразумевает умышленное неудовлетворение родителями или законными представителями минимальных потребностей ребенка для проживания (еда, одежда, жилье, медицинская помощь, образование и пр).

Адвокат задается вопросом: каким именно способом государство намерено измерять «страх» или «игнорирование ребенка»? Тем не менее, при подозрении на практику или отдельные случаи насилия в семье закон наделяет сотрудника полиции правом принять решение о немедленном вмешательстве в ситуацию.На основании вышеуказанных трактовок человек, применивший

Теперь за насилие в семье можно будет получить тюремный срок

д.

Всего — 15 категорий граждан, совершивших противоправные действия по отношению к потерпевшему в месте проживания последнего. Существенно дополнено и понятие «Домашнее насилие».

Теперь в него, помимо физического насилия — нанесения побоев потерпевшему, например, включены также сексуальное, психологическое и экономическое виды насилия над личностью, а также любое бездействие, приведшее к ущемлению законных прав потерпевшего.

«Например, если муж или жена не пускает в дом другого супруга, хотя никаких мер физического воздействия к нему не применяет»

, — поясняет Сергей Мороз.

Начиная с 7 января этого года, то есть с момента вступления в законную силу последних изменений в Закон Украины «О предупреждении насилия в семье», наряд полиции имеет право беспрепятственно, без решения суда и желания участников конфликта, войти в помещение, где имеет факт любого вида семейного насилия, для пресечения его.

Госдума отменила уголовное наказание за побои в семье

до 30 тыс. рублей, арест на срок от 10 до 15 суток либо обязательные работы на срок от 60 до 120 часов.

Как рецидивисты, так и те, кто нанес повреждения родственнику (более серьезные, чем синяки и ссадины), пойдут уже по уголовной статье.

Поправками недовольны в Совете Европы: ранее его генсек Турбьерн Ягланд направил руководству Госдумы и Совета Федерации письмо, в котором выразил обеспокоенность. Спикер нижней палаты Вячеслав Володин в ответ назвал недопустимым такое давление на Госдуму, подчеркнув, что для депутатов имеет значение только мнение общества. Спикер напомнил, что, по данным ВЦИОМ, около 60% респондентов поддержали идею о декриминализации первого случая побоев близких людей.